Русский ретродетектив

Детективный жанр является одним из ведущих направлений в современной литературе, активно развиваясь как в русской, так и зарубежной литературе. На сегодняшний день практически не осталось так называемого «чистого жанра», который реализовал бы черты только детектива. Одним из наиболее распространенных пограничных жанров выступает ретродетектив или исторический детектив.

Основателем ретродетектива признанно считается Р. ван Гулик – голландский востоковед, дипломат, музыкант и писатель. Всемир ную известность ему принесли произведения о китайском судье Ди, которого автор переносит из эпохи империи Тан (618–907) в эпоху Минь (1368–1644), умело синтезируя собственную манеру изложе- ния с элементами средневекового китайского детектива. Западное литературоведение давно и плодотворно изучает жанр детектива, выделяя исторические детективы в особую группу, на- званную «historical mystery». Отечественные литературоведы так- же не обошли вниманием пограничный жанр ретродетектива. Об этом свидетельствуют работы Н.Н. Валуевой [2], Г.С. Клюйко [3], Т.В. Надозирной [4]. Если западные литературоведы поставили знак равенства между историческим детективом и ретродетективом, объединив их в еди- ную группу под названием «hystorical mystery», то русское и украин- ское литературоведение еще не готово к столь решительным мерам, рассматривая исторический детектив и ретродетектив как явления иногда даже полярные. В соответствии с этим и возникает пробле- ма определения данных жанровых разновидностей, их характерных черт.

Цель данной статьи – сравнительно-сопоставительная характе- ристика зарубежного ретродетектива и русского ретродетектива. Мы попытаемся дать ответ на вопрос, есть ли основания у отечествен- ных литературоведов выделять две «литературные единицы» в той сфере, в которой западная литература обладает только одной. Западный ретродетектив широко представлен романами, место действия которых происходит на берегах древнего Нила, а также охватывает пространство Рима и Греции, Англии и ее колоний, Со- единенных Штатов Америки. Время действия этих произведений не относится только к древности. Он представлен произведениями, действие которых обращается к седой древности, романами, напи- санными на материале средневековой истории, а также Возрожде- ния, Нового времени вплоть до викторианской эпохи. В монографии «Древний Египет в современном англо-американском ретродетекти- ве» В.Л. Черная и И.В. Черный выделяют три группы ретродетекти- вов в соответствии с хронологией: «1) романы о древнем мире (пре- имущественно Египет и Рим); 2) романы, посвященные Средневе- ковью и эпохе Возрождения (норманнское завоевание Англии, прав- ление Плантагенетов, Ланкастеров, Йорков и Тюдоров); 3) романы, действие которых происходит в новое и новейшее время (правление Стюартов, Ганноверской династии, война за независимость США, викторианская и эдвардианская эпохи, США и Великобритания на- кануне и во время первой мировой войны)» [8, с. 40].

Как явствует из представленного выше, западный ретродетектив локально и темпорально охватывает значительное пространство: территория – Европа и африканские страны, время действия – наша эра и дохристианская эпоха. В этом отношении русский ретродетек- тив, как справедливо отмечают харьковские исследователи англо-а- мериканского ретродетектива, значительно от него отличается, по- скольку, за редким исключением, пространственно-временная лока- лизация русского ретродетектива сводится в основном к Российской империи. Русские ретродетективщики предпочитают освещать исто- рические события России, ограниченные временными рамками су- ществования империи. С одной стороны, может создаться впечатле- ние, что русский ретродетектив в этом отношении теряется на фоне западного. Проработка западными авторами значительного истори- ческого материала указывает на погруженность в тему и стремление к разнообразию. Но, с другой стороны, кажущаяся узконаправлен- ность отечественного ретродетектива указывает на особый вектор развития русского ретродетектива. Охват сравнительно небольшого исторического пласта делает акцент на сосредоточенности на соб- ственно русской истории, имеющей прямое отношение к современ- ным историческим событиям.

В работе «В лабиринтах детектива: очерки истории советской и российской детективной литературы XX века» В. Разин предлага- ет удачную, на наш взгляд, классификацию русских исторических детективов. Автор монографии выделяет четыре группы произве- дений: 1) повести и романы, которые повествуют о дореволюцион- ной истории России; 2) романтико-революционные произведения, посвященные революции и гражданской войне; 3) произведения о развитии страны до начала Великой Отечественной войны; 4) про- изведения о войне [6, с. 69]. Подобная классификация связана с эта- пами развития страны и наиболее удачно отражает эволюцию обще- ственного развития и переход страны от монархии к тоталитарному государству.

В. Разин отмечает, что очень немногие авторы проявили инте- рес к истории дореволюционной России, исследуя ее темные пятна (братья Вайнеры, Г. Голубев, А. Горбовский, Е. Иванов, Ю. Кларов, В. Короткевич, В. Лавров, Ю. Семенов, Э. Хруцкий, Л. Юзефович). Монархическая Россия, по мнению автора, представляет собой наи- более непритязательный для автора ретродетектива период, так как подразумевает под собой большую архивную работу на подготови- тельном этапе. Поэтому многие темные пятна истории еще подлежат освещению и осмыслению. Однако известная петербургская исследовательница массовой литературы М.А. Черняк указывает, что характерной чертой боль- шинства русских ретродетективов является ограниченность времен- ными рамками первой половины XIX – началом XX века (до I Ми- ровой войны). По ее мнению, авторы заведомо уходят от описания событий советской эпохи, представляя собственное видение хода истории, в чем с ними волен или не волен соглашаться читатель [9, с. 21]. Отличительной чертой ретродетективов Д. Балашова, А. Буш- кова, С. Валянского и Д. Калюжного, А. Кудри, Е. Иванова, А. Разу- мовского, В. Суворова, Е. Сухова, по мнению М.А. Черняк, является заведомая ориентация на сенсацию, что предполагает избиратель- ный подход в отношении исторических событий и использование в основном сплетен и анекдотов, а не исторических фактов и доку- ментов. В тоже время произведения Е. Басмановой, К. Врублевской, С. Карпущинского, Э. Радзинского, Л. Тредьяковой, Е. Хорватовой, Л. Юзефовича выделяются основательностью подхода к историче- скому наследию и серьезной проработкой исторического материала, который включается в художественное произведение. С этой пози- ции М.А. Черняк выделяет эти произведения в особую группу под названием «исторический детектив».

Справедливо, что для большинства произведений указанных ав- торов как ретродетективов, так и исторических романов характерна историческая достоверность. Однако исторически Соколов, герой произведений В. Лаврова, был «второстепенный агентик. Автором же <…> возведен до уровня величайшего мастера» [6, с. 70]). Подоб- ная «недобросовестность», приписывание и додумывание, характер- ны не только беллетристике В. Лаврова, но отличают также и его ос- нованную на дневниках и письмах «Холодную осень» (1989) – книгу о жизни в эмиграции Ивана Бунина(1920–1953).

Таким образом, В. Разин приходит к обоснованному выводу, что не все писатели «досконально знают все детали и тонкости того, над чем они трудятся» [там же]. Многие «темные» исторические факты так и остались без литературного воплощения. Далее исследователь не вполне обоснованно, на наш взгляд, заключает, что «очень много еще не написано, а то, что написано – сделано не так» [6, с. 71]. Мы все же склоняемся к мнению, что среди большого количества произ- ведений исторической беллетристики есть и серьезные работы, ав- торы которых потратили годы на скрупулезное изучение архивных материалов. Детективная составляющая в подобных произведениях является второстепенной, так как на первый план выходит собствен- но исторический срез времени и личность на его фоне. Именно на решение этой проблемы и направлены многие произведения совре- менного автора исторических детектив Леонида Юзефовича.

К сожалению, имя русского писателя и историка, автора как исто- рических произведений, так и исторических детективов Леонида Юзефовича мало известно широкой публике. Цикл его романов о сыщике Путилине пользуется известностью только в узких кругах любителей и ценителей «качественной литературы».

Л. Юзефович – профессиональный историк. Как отмечает сам ав- тор, цель его литературного труда заключается в том, чтобы «найти такую историю из жизни, в которой отразилось бы время, т.е. исто- рия общества. Я всегда хочу что-то сказать не столько о человеке как таковом, сколько о человеке во времени» [1]. Л. Юзефович – автор таких известных произведений как «Костюм Арлекина», «Дом сви- даний», «Князь ветра» (цикл произведений о сыщике Иване Дми- триевиче Путилине), «Казароза», «Журавли и карлики». В одном из своих интервью он утверждает: «когда я начинал писать детективы, было другое время. Советский детектив был очень строгим регла- ментированным жанром. Для того чтобы иметь больше свободы, я и совершил этот перенос в XIX век. К тому же мои романы о Путилине все-таки скорее квазиисторические» [5, с. 14]. Однако цикл романов о легендарном Петербургском сыщике Иване Дмитриевиче Путилине основывается на реальных историче- ских фактах. Материал, собранный и систематизированный автором, указывает на долгие часы работы в архивах. В отличие от других русских писателей-ретродетективщиков, которые в состоянии выпу- стить несколько произведений за год, Леонид Юзефович подходит к своему труду с позиции историка-профессионала, который не может использовать непроверенные факты, что предполагает достаточно долгую подготовительную работу.

Литературный дебют Л. Юзефовича состоялся в 1977 году, а слава пришла к автору только в 2001 году, спустя почти 25 лет, за которые автор успел создать всего 14 произведений (повестей, исто- рических романов, документальных романов, исторических иссле- дований). Более того, многие произведения, датированные 2000 го- дами, представляют собой переработку более ранних произведений автора: «Ситуация на Балканах» (1981), «Триумф Венеры» (1994)

– ранние варианты романа «Костюм Арлекина» (2001), «Знак семи звезд» (1994) – прародитель романа «Дом свиданий» (2001), а ро- ман «Казароза» (2002) – переработанный вариант «Клуба «Эсперо»» (1983). Все это указывает, на наш взгляд, на стремление автора к со- вершенству, на его эволюцию не только как писателя-детективщика, но как ученого-историка.

Феномен Л. Юзефовича является, на наш взгляд, уникальным явлением в современной русской ретродетективной литературе, для которой характерна вторичность по отношению к западной литера- туре. Как в русской, так и мировой литературе, наличие нескольких редакций произведения является вполне закономерным явлением.

Оно отражает эволюцию не только авторского замысла и самого автора, но и исторической эпохи в целом: «Хождение по мукам» А. Толстого, «Вор» Л. Леонова, «Мастер и Маргарита» М. Булгако- ва, «В круге первом» А. Солженицына тому достойные примеры.

В связи с этим вполне закономерно можно утверждать, что более поздние варианты произведений Л. Юзефовича свидетельствуют о творческой эволюции автора, который стремится превратить детек- тив в «настоящее качественное произведение». К примеру, в романе «Князь ветра» детективная интрига уходит на второй план, уступая место личностному началу. В произведении широко используется ретроспекция для описания душевных переживаний главного героя. Более того, автором умело использован ход с писателем Сафроно- вым, который стал своеобразным биографом Путилина. Реализуя детективную интригу, Л. Юзефович смешал четыре времени и несколько разных мест (в России и Монголии). Но все де- тективные ниточки в результате привели к одному – к личности са- мого следователя, который потерял единственного родного человека и оплакивал его, уединившись в имении в Новгородской губернии на берегу Волхова. А имя главного преступника всплывает само собой, в разговоре Путилина и Сафронова, что не характерно классическо- му детективному произведению:

«– Итак, вы пришли к выводу, что Каменский покончил с собой?

– Да,– подтвердил Иван Дмитриевич. – Дело сдали в архив, но спустя лет пять или шесть я понял, что это было не самоубийство.

– Вот как! Кто же его убил?

– Князь Вандан-бэйле.

– Кто-кто-о?

– Ну, тот молодой монгол, который служил в китайском посоль- стве и читал мне стихи Минского» [10, с. 261].

Таким образом, нарушая некоторые правила классического детек- тивного романа, Л. Юзефович приходит к созданию исторического произведения с детективной основой, где детективная интрига – это одно из средств раскрытия образа главного героя.

В своей монографии «В лабиринтах детектива: очерки истории советской и российской детективной литературы XX века» В. Ра- зин указывает, что постсоветская детективистика, в том числе и ретродетективы, в большинстве своем «это доппель-литература, полностью следующая всем извивам западного литературного про- гресса» [6, с. 173]. На наш взгляд, автор работы несколько субъ- ективен в оценке современной детективной литературы. Вполне справедливо, что современные русские ретродетективы в той же мере, что и западные исторические романы, отличает преобладание детективной составляющей. На первый план в большинстве произ- ведений выходит собственно детективная интрига, стремительно и непредсказуемо развивающийся сюжет, парадоксальность и на- думанность некоторых жизненных ситуаций, что и закрепляет за подобным детективным произведением название «массовая лите- ратура», «развлекательная литература», «популярная литература». Ее отличает стандартизация и использование клише. Кроме того, огромное значение имеет еще и коммерческая сторона вопроса, ко- торая заставляет писателей ставить на поток выпуск детективных серий, пользующихся большей популярностью у читателей, чем отдельные детективные романы.

Коммерциализация литературного труда привела к тому, что ав- торы подавляющего большинства современных ретродетективов забыли, что «объектом художественного произведения является в первую очередь человек во всех его проявлениях. Остросюжетность, динамизм повествования в таких произведениях превалируют над психологизмом, логикой развития характеров и коллизии. Поэтому такие важные компоненты архитектоники, как портрет, пейзаж, опи- сания вещного мира и пр., не занимают в них надлежащее место или вообще отсутствуют» [8, с. 40].

Однако на сегодняшний день в современной детективной литера- туре образовался так называемый промежуточный слой, миддл-ли- тература, который отличается повышенным вниманием к качеству произведений. Для них характерны и психологизм, и логика разви- тия характеров и коллизии, что наглядно было представлено на при- мере романа Л. Юзефовича. Таким образом, можно заключить, что русские и украинские литературоведы вполне обоснованно выделя- ют ретродетектив и исторический детектив как явления разнокаче- ственные. К сожалению, в рамках одной статьи невозможно охватить все проблемы, связанные как с развитием русского ретродетектива, так и зарубежного «historical mystery». На наш взгляд, необходимы дальнейшие исследования, которые позволят точнее определить все точки соприкосновения этих двух явлений, оценить и проана- лизировать сходные и различные черты русского и зарубежного детектива с исторической основой, выявить их характерные типо- логические черты.


Этот небольшой блок рекламы поможет вам больше узнать о других полезных для путешественника книгах и не только о них: his95.ru/bezopasnoe-kazino-online-na-rubli самое безопасное казино онлайн на рубли.   эти и разные прочие спонсоры помогают самым различным сайтам развиваться и существовать.   Из помещенной тут информации вы - очень возможно - извлечёте для себя что-то полезное или просто интересное дополнительно Реклама - двигатель торговли, но еще и своего рода источник полезной информации! Тут за примерами далеко ходить не надо

Боевики, детективы, приключения, любовные романы, юмор:

Азлецкий диалект и славянские языки. Азлецкий диалект Вологодской области: описание, художественные тексты, словарь

С. Н. Богобоязов


В данной книге описывается азлецкий диалект – один из диалектов Вологодской области. Сделана редкая попытка написать художественные тексты ...


Демянский «котёл». Серия «Бессмертный полк»

Александр Иванович Щербаков-Ижевский


Оказывается, что шея – это всего лишь лоскуток кожи, который свесился ему на грудь… Истерзанные боем, оглушённые, израненные, обмороженные, ...


Хранилище

Оксана Игоревна Кириллова


Куда мы попадаем после смерти? Встретим ли мы там родных? Существуют ли рай и ад и всегда ли умершие попадают именно туда? ...


Вся правда о

Елена Джеро


Действие последней книги Елены Джеро происходит в Риме, где автор работает журналистом и гидом-переводчиком. Виды, люди и истории Вечного ...


Четыре стороны одиночества

Владимир Баранов


Четыре героя, четыре истории, которые хитроумно сплетаются в одну. Начинающий автор из Перми написал захватывающую повесть о суровой жизни в ...


За северным ветром

Анатолий Ехалов


Нескучные беседы о земле, о воле и крестьянской доле с Геннадием Горбуновым, человеком, который гармонизирует деревенскую жизнь

...